ВОЙТИ

При помощи учётной записи на сайте Мариуполь ТВ
У вас нет логина на Мариуполь ТВ?
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
«Два спектакля на украинском языке за 25 лет работы театра – это как-то маловато». Интервью с актером мариупольского театра Вадимом Ермишиным
Mariupol.TV, 18 января, 14:24
«Два спектакля на украинском языке за 25 лет работы театра – это как-то маловато». Интервью с актером мариупольского театра Вадимом Ермишиным

Все интересующиеся театральной сценой мариупольцы заметили, что за последние несколько лет наш театр сильно изменился. Изменилось очень многое, начиная от названия  и заканчивая философией существования. Это современные пьесы и проблематика, украинский язык и обращение к национальному литературному и драматургическому наследию. Изменились и лица нашего театра. За этот короткий период на авансцену вышло много новых молодых людей, о которых нам почти ничего не известно. Как вы убедитесь в дальнейшем, их всех объединяет целеустремленность, профессионализм, почти фанатичная преданность и, конечно же, искренняя любовь к своему делу.

В первом интервью мы побеседовали с актрисой Верой Швецовой. А во второй раз хотим познакомить вас с актером Вадимом Ермишиным. Он известен зрителям как Эней, Тарас Шевченко, Коулмен Коннор или Петро, а нам удалось пообщаться с тем, кто остается за кулисами, когда на сцену выходит герой.

- Здравствуйте Вадим. Традиционный первый вопрос, расскажите, где вы родились и как появился первый интерес к творчеству?

- Родился я в Мариуполе. Здесь же рос и учился в школе. Тогда я ещё не связывал своё будущее со сценой. Первым более-менее серьёзным сценическим опытом была для меня работа в старших классах над детской новогодней программой. Это был стандартный сюжет: украли Снегурочку, её надо выручать и дальше в таком же духе. Несколько человек, и я в том числе, играли эту сказку три раза подряд. Три раза одно и то же. Вот тогда я немножко представил себе – как оно быть настоящим артистом. Сейчас это уже привычно, а тогда впечатление врезалось в память. Но профессионального понимания тогда не было. Нас попросили поучаствовать - мы согласились. Праздник все же. Весело. Первый интерес к актерству как к таковому, у меня возник, наверное, в университетские годы. Я стал участником студенческого театра эстрадных миниатюр - СТЭМ так называемый. Вот тогда уже интерес появился непосредственно к сценической деятельности.

- Вы учились в техническом университете на технической специальности, занимались спортом. Почему так получилось, что вы пришли в СТЭМ? Наверное, уже было сознательное стремление к этому?

- В какой-то момент это было для меня ещё просто альтернативным времяпровождением. Но постоянное общение с участниками студенческого театра стало каким-то открытием. Там были люди и старше, и опытнее меня. Я понял, что это немножко другие люди, они по-другому мыслят, смотрят на мир, рассуждают. Работа в СТЭМе стала чем-то вроде фундамента для меня.

- Опираясь на этот фундамент, вы поняли, что хотите связать свою жизнь с профессиональной актёрской деятельностью?

- Это был долгий путь. В студенчестве у меня появлялись мысли – «А что дальше?». Ясно, что это всего лишь театр при университете. Но я, будучи на то время студентом технического вуза и участником СТЭМ, пришел работать в театр профессиональный. Здесь в Мариуполе. Но не артистом. Так сложились обстоятельства. Но, тем не менее, в этот период я увидел суть профессии, потому что мог наблюдать за всем изнутри. Иногда ведь люди излишне идеализируют всё, а потом, когда сталкиваются с реалиями, то говорят – «нет, это вообще не моё». Так происходит, потому что они представляют себе совершенно другое.  Таких примеров я наблюдал достаточно.

- В вашем случае получилось что наоборот? Новый опыт помог убедиться, что вы идете в правильном направлении?

- Да. Интерес к театральному делу у меня не ослаб. Но на то время, в силу возраста или какой-то неопределенности, я ещё не представлял, во что это выльется, если я буду в этом направлении двигаться.  Параллельно я участвовал в СТЭМе, ездил с ним на фестивали и заканчивал университет. Но постепенно я стал подходить к мысли, что пора определяться – ты или занимаешься этим, или нет. Точно могу сказать, что расположенность к актерскому искусству у меня никогда не исчезала, и случилось то, что случилось.

- А случилось, так что вы вошли в состав профессиональной труппы нашего театра в качестве актера.

- Да именно так. 

- Можете рассказать о первых своих ролях на профессиональной сцене?

- Да, конечно. До того как войти в штат, я ещё работал приглашенным актером. Это когда человека привлекают разово для каких-то отдельных постановок. Для меня это был спектакль «Слепые» Мориса Метерлинка. А когда я пришел в штат, дебютом для меня стала сказка «Емелино счастье». Потом ещё была студия при театре. Так получилось, что после одного из зачетов меня пригласили работать в спектакль «Слепые». Это была необычная постановка. Зрители находились на сцене, и артисты работали вокруг от центра. Одна из первых главных ролей в моей карьере – это телохранитель Батьки Иван Лепетченко в спектакле "Красное и черное, или Мариупольский клад Нестора Махно". Это было в дубле, но, тем не менее – первая моя главная роль была вот такая.

- В последнее время из самых заметных исполняемых вами ролей можно сложить некий архетип. Сюда войдут работы в «Сиротливом западе», «Энеиде» и «Слава Героям». Это взрывные темпераментные персонажи – боевые парни. Отражает ли это амплуа ваш внутренний мир, или может быть, вам пришлось бы больше по душе что-то другое?

- Это всегда такой вопрос, на который, сложно ответить. Сложилось, как сложилось. Что я могу сказать, возможно, так меня видят режиссеры. Но ведь есть у меня роли и в комедиях, и в сказках. Тот же интеллигент Фёдор в «Поминальной молитве». Правда, когда пришлось стать на место Сильвио Ломбарди (герой спектакля «Труффальдино из Бергамо»), со временем я действительно вжился в образ. Хотя с этим героем у меня много несоответствий, и возраст и характер. Но я выпрыгивал из штанов в буквальном смысле, в одной из сцен они чуть не расстегнулись, но мы справились и с этой ситуацией. Что день грядущий нам готовит неизвестно, поэтому нельзя зацикливаться на амплуа. Но если загонят меня только лишь в боевики – буду протестовать. Скажу – «Верните мне Ломбарди. Дайте саблю, а об остальном я позабочусь». А вообще до того, как вы сказали, я об этом как-то не задумывался. Что я воплощаю архетип боевого парня, вообще слышу впервые.

- Есть какие-то роли, к которым у вас особенное отношение?

- Не совсем понимаю такой вопрос. Для артиста, который ответственно относится к своей работе, каждая роль значительная и особенная. Это, конечно, громко сказано, но в какой-то степени так оно и есть. Были у меня разные роли, и многие мне нравятся. Интересная работа - это Коулмен Коннор в «Сиротливом Западе», это «Энеида» по классическому произведению Котляревского. Кстати, для меня было очень приятно, что я играю в спектакле «Якби зустрілися ми знов» Тараса Шевченко. Это было интересно, познавательно, и в то же время для меня это была огромная ответственность. Понятно, что мы не говорим о портретном сходстве. Но сам факт, что я играю на сцене Кобзаря, для меня много значит. Интересно было работать в спектакле «Слава Героям». Всем известно, что с этим спектаклем были «негаразды», какое-то непонимание. Но мне очень приятно, что удалось отстоять эту вещь,  доказать, что украинский язык имеет на сцене равные права с русским. Для меня вообще было странно – почему возникла такая ситуация? Приятно было это отстаивать, и потом приятно было, когда после показов подходили зрители поддерживали и благодарили нас.  Это были очень разные люди, даже один раз мы общались с военными капелланами. Когда люди говорят спасибо, когда ты чувствуешь с ними какую-то общность - это мотивирует.

-  «Слава Героям» оказалась довольно конфликтной постановкой, как для зрителей, так и для самого театра. В Мариуполе по-другому, наверное, и быть не могло. И думаю, все это предвидели заранее. Тем не менее, ваше внутреннее ощущение подсказывало, что эта пьеса обязательно должна была появиться на сцене?

- Тут даже дело не в самой теме.  У нас как-то относились к этому из ряда вон, что спектакль на украинском языке. Даже если мы не говорим конкретно об этом спектакле, а вообще, о любом. Ведь в нашем театре, это был чуть ли не второй спектакль на государственном языке за 25 лет независимости. Извините, но это как-то маловато. А что касается темы «Слава Героям», то я считаю, что для людей, которые способны трезво мыслить, здесь не было ничего ни нового, ни, тем более, конфликтного. А для остальных… Они всё равно будут ностальгировать по старым временам, вспоминать, как было хорошо и так далее. Но об этом нужно говорить, обязательно. Как говорил постановщик, пожилые люди, у которых молодость в этом прошла, они имеют право и уйти со своими взглядами. Но мы-то уже должны смотреть на вещи под разными углами. Всё это должно было прозвучать, не может искусство не реагировать на современные проблемы.

-  Как вы понимаете, сверхзадачу театра и актерства в общем?

- Очень глобальный вопрос. Должен присутствовать некоторый элемент воспитания. Воспитания личности, я имею в виду, привития индивидуальной культуры, каких-то общечеловеческих качеств. Я склоняюсь, что это должно быть. Но не навязчиво - человек должен понять сам для себя. Это сложная задача, конечно. Но посмотрите на то, что нас окружает и глобально, и в мелочах. И вы поймёте, что это нужно делать. Спектакль может быть хороший, весёлый, смешной, но между тем, в нем должны быть заложены какие-то вещи, которые человека заставляли бы задумываться. Не просто развлечение.

- То есть в любом спектакле должен быть такой момент?

- Нет, не обязательно в любом. Мы же говорим о СВЕРХзадаче. Но по-хорошему какой-то определенный уровень должен поддерживаться. Если применить термин «сверхзадача» ко всей театральной деятельности, то это поддержание уровня культуры. Вот вроде бы, кажется, что все понимают, как правильно поступать, но не все так делают.

- Есть ли в вашей жизни что-то, кроме работы?

- Как правило, времени мало остаётся. Есть дела семейные, ещё хожу в тренажерный зал. Много времени провожу на работе, особенно когда сезон в разгаре. Утром репетиция, вечером спектакль - такой режим. А ещё нужно дома помочь уроки делать. Иногда с семьёй ходим в кино. Люблю книжку почитать, не без этого. Но времени на это остается мало. Кроме того, сейчас учусь в магистратуре харьковской академии, изучаю театральное искусство. Это дополнительная нагрузка и дополнительная строчка в моём графике. Так что свободное время в дефиците.

Беседовал Иван Станиславский

Комментарии - 0

Наши партнёры
Наши контакты

E-mail: newsmariupol.tv@gmail.com

Связь по телефону

  • +38 (097) 441 16 29
  • +38 (095) 856 74 11