ВОЙТИ

При помощи учётной записи на сайте Мариуполь ТВ
У вас нет логина на Мариуполь ТВ?
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
«Жить без творчества я никак не могу. Вообще». Интервью с актрисой мариупольского театра Дарьей Недавней
Mariupol.TV, 26 января, 15:02
«Жить без творчества я никак не могу. Вообще».  Интервью с актрисой мариупольского театра Дарьей Недавней

Все интересующиеся театральной сценой мариупольцы заметили, что за последние несколько лет наш театр сильно изменился. Изменилось очень многое, начиная от названия  и заканчивая философией существования. Это современные пьесы и проблематика, украинский язык и обращение к национальному литературному и драматургическому наследию. Изменились и лица нашего театра. За этот короткий период на авансцену вышло много новых молодых людей, о которых нам почти ничего не известно. Как вы убедитесь в дальнейшем, их всех объединяет целеустремленность, профессионализм, почти фанатичная преданность и, конечно же, искренняя любовь к своему делу.

В первом интервью мы побеседовали с актрисой Верой Швецовой. Во второй раз познакомились с Вадимом Ермишиным. Сегодня вас ждёт удивительная история жизни и творчества Дарьи Недавней. Этот рассказ как нельзя лучше демонстрирует, что каждый человек сам хозяин своей судьбы. Если приложить достаточно сил, то можно изменить свою жизнь, казалось бы, самым невероятным образом.

- Здравствуйте, Дарья. У вас довольно нетипичная история. Вы попали в театр уже взрослым человеком – в возрасте около 30 лет.

- Да, я пришла в театр, как говорят, почти «с улицы» - без образования. Тогда был такой период - много людей уезжало из Мариуполя из-за начала боевых действий на Донбассе. Моя знакомая, сотрудник театра, посоветовала прийти на прослушивание. Вместе со мной, кажется, около 18 человек проходили конкурс, но прошло всего четверо.

- А что было до этого? Ведь, наверное, нельзя сказать, что это было случайностью. Какой-то интерес к искусству, видимо, был и ранее?

- Да, конечно. Здесь история, наверное, стандартная. Я родилась и провела всё своё детство в Мариуполе. С семи лет занималась в кружке ДК Металлургов. Кстати, он до сих пор существует, и мой преподаватель Валентина Киреева, тоже ещё трудится. Там я занималась до девятого класса. Но однажды я пела на концерте в ДК Карла Маркса, и ко мне подошел преподаватель по вокалу. Он настоял, чтобы я стала ходить к нему. Сначала я пыталась совмещать и театр, и вокал, но потом всё же решила остановиться на вокале. В этом кружке я занималась до 3 курса института, параллельно пела в кафе несколько лет. А на последнем курсе я забеременела. И хотя окончить университет и получить специальность учителя истории я смогла, но вокал пришлось оставить. В творческом отношении у меня наступил очень большой перерыв - маленький ребенок, семейные обстоятельства. Это был самый худший период в моей жизни.

- Прям вот так? Худший? 

- Жить без творчества я никак не могу. Вообще. Но обстоятельства складывались для этого совсем неблагоприятно. Денег в семье было мало и мне пришлось учиться шить, чтобы одеть себя и ребенка. Однажды я сидела на лавочке с коляской и читала газету. Вижу объявление: требуется швея без опыта работы. Это было очень кстати. Я приехала по адресу - это оказалась частная фирма по пошиву штор и гардин. Мне дали испытательное задание. В общем, в тот же день меня приняли, и там я проработала следующие лет семь или восемь.

- Семь лет очень большой срок. Но потом - бабах - вы понимаете, что жить не можете без искусства?

- Сначала, когда растет ребенок, ни о чем другом ты не думаешь. Просто некогда. Но потом, когда я начала работать, меня одолевали жуткие депрессии. Я понимала, что что-то необходимо менять. И менять именно в творческую сторону. Все произошло немного спонтанно. Опять, как-то сидим с дочкой на лавочке, к нам подходят ростовые  куклы – дают какие-то флаеры. Смотрю, реклама соляных пещер, а у ребенка был бронхит в тот период. В общем, повела я ребенка на процедуры, а сама записалась в кружок школы-студии, на которую мы набрели по дороге. Вот так. В студии в основном ставили мюзиклы, и я поняла, что это как раз то, что мне нужно. Одновременно и песни и театр. Это оказалось судьбоносное решение. Там я встретила своего второго мужа, сейчас он работает звукорежиссером в нашем театре. Вот как раз из этой студии я и пришла в мариупольский театр. А студия потом развалилась.

- Вы проходите в труппу по конкурсу, а за плечами только детские кружки, семь лет работы швеёй, школа-студия и ребенок.

- Как-то так. Поначалу было очень страшно. Я понимала, что пришла работать с людьми, у которых образование, огромный опыт и талант.  А я со своими кружками тут ни в какую. Иногда у меня спрашивают: с кого ты берёшь пример. Я считаю, что пример нужно брать с каждого. От каждого можно вынести что-то хорошее, полезное.

- Тем не менее, вы пришли из аматорского кружка, а сейчас играете главные роли.  И вашу работу в спектакле «Жах» даже отметили на театральном фестивале в Киеве. В чем секрет?

- Наверное, это трудоспособность. У меня вся семья трудоголиков. С детства в меня вкладывали, что нужно работать, нужно учиться, и работе нужно отдавать много сил. Даже если я занималась банальным рисованием в школе, я понимала, что все должно быть доведено до совершенства. Был один такой случай, я рисовала тень, и настолько тщательно за это взялась, что проделала дырку в рисунке. Картинку повесили на выставке, и она заняла первое место. Наверное, тогда я поняла, что у меня будет так во всем. Каждую свою работу я буду чеканить до мелочей. Я к любой работе так отношусь. Ещё я думаю, что должно всё же оставаться какое-то критическое отношение к себе. Нельзя говорить – «Вот сегодня я была на высоте и это лучшее что я сделала в этом театре».

- А как надо говорить себе?

- Я думаю, всегда должна быть какая-то доля сомнения, чтоб было над чем работать в будущем. Сегодня может показаться, что то, что я сделала - достаточно хорошо. Но завтра стоит задуматься – а может, я могу сделать и лучше? Иначе можно застопориться и не развиваться дальше.

- По-вашему самоуспокоение это творческая смерть?

- Да, пожалуй, это так. Если ты научился делать что-то хорошо, то это не значит что расти больше некуда.  

- Сложились ли у вас какие-то предпочтения в плане актерских амплуа.

- Нет, я очень люблю, когда работа разная.  У меня бывает такое состояние  – «Боже как мне уже надоело играть  вот этот образ». В детском кружке мне всегда давали роли хороших девочек, а я всегда хотела сыграть Бабу Ягу. Я была маленькая, худенькая и с тонким голоском. Играла падчериц, снегурочек и красных шапочек. Когда я пришла сюда это где-то даже повторялось. Я думаю себе - ну я ведь уже взрослая, почему опять девочки? А когда мне дали в «Энеиде» роль Юноны, я очень обрадовалась – наконец-то сыграю злючку. Настоящий артист должен играть в разных амплуа, и мне кажется, это помогает ему раскрыться даже в тех ролях, к которым он привык. Находятся новые грани. Для меня, чем больше разнообразия, тем лучше.

- Получается, исполнение несвойственных собственному характеру ролей способствует раскрытию новых черт в себе? Ты играешь роль и понимаешь, что открыл что-то? Так что ли?

- Знаете, скорее, получается наоборот. Мне для роли помогают собственные черты. Я их выкапываю специально для конкретной роли. Роль помогает в плане интеллектуального развития, когда готовишься к роли, то изучаешь историю, примеры и все такое. Это всегда дает новую информацию.

-  А, например, пьеса «Жах». Её драматургическая история невелика. Работа с чистого листа получается? Как вы работали над ней?

- Это двоякое ощущение, когда и страшно и приятно. Мы с Верой Шевцовой много собирались вдвоём и репетировали, прорабатывали пьесу дополнительно. Сам материал для нашего театра необычен - это современный абсурд. И нужно было понять, как в нём работать. У Анатолия Николаевича Левченко сначала была другая интерпретация моего образа. Но в процессе работы режиссер подошел ко мне и сказал – «Ты очень осознанно все играла, поэтому я понял, что наша героиня должна быть именно такой как изображаешь ты». И вот благодаря этому общению получился очень неплохой результат. Это была очень большая и знаковая для меня работа. Нравится мне этот спектакль и все. Я даже объяснить это толком не могу. Ощущения очень приятные. Люблю работать в этом спектакле с Верой Шевцовой. Отдыхаю я на нем. Но в то же самое время после него я сильно устаю.

- Но актерство это ведь не только работа над собой, но и работа для зрителя? Что вы должны давать аудитории, когда выходите на сцену?

- Мне кажется, каждый зритель выбирает сам, что он хочет получить от спектакля. Что я хочу дать? В какой-то степени интеллектуальный толчок. А ещё хочу помочь человеку забыть о житейских проблемах и неурядицах. Поэтому я стараюсь работать хорошо, так чтобы человек проникся той историей, которую мы рассказываем. В последнее время в нашем театре, к сожалению, сложился определенный репертуар. Люди много ходят на комедии не очень хорошего качества. Лифчики, трусы – в таком духе. Мне кажется, это сказал Питер Брук – «Зритель получает тот спектакль, которого он заслуживает». Это не плохо - расслабиться и просто поржать. Я тоже прихожу домой, включаю что-то по телевизору, чтобы просто посмеяться. Это необходимо. Но нужно ходить и на те спектакли, которые развивают человека как личность. Необходимо  также интеллектуальное развитие. Если человек  выходит после спектакля и говорит – «Та я не понял вообще, о чем тут!». Значит, приходи домой открывай интернет и читай. Но, к сожалению, такие спектакли у нас обречены. Вот лично мое мнение.

- По-вашему такого материала в театре не хватает?

- Да, лично я так считаю. Я люблю, когда смотришь спектакль и понимаешь суть только в самом конце, сложив всё воедино. Не люблю простые истории. А чаще всего приходишь и сразу знаешь, что будет дальше и чем все закончится. Не интересно.

- Вы осуществили свою мечту, и полностью включились в творческую жизнь. Но хватает ли теперь времени на семью?

- Не хватает. Но, наверное, все привыкли. Муж понял, что в этом вся я и по-другому не может быть. Сейчас я параллельно учусь в магистратуре харьковской государственной академии культуры. Подходит время защищать магистерскую. Поэтому времени на семью у меня практически нет. Но в январе это закончится, и я надеюсь, что вернусь к семье.

- Мы уже поняли, что вы безнадежный трудоголик. Но может, остается время на какое-то хобби?

- Нет, какого-то хобби у меня нет. Но есть неосуществленная мечта. Уже лет двадцать я хочу научиться играть на фортепиано. Я даже проучилась два курса в музыкальном училище, но из-за того, что поступила в магистратуру, пришлось бросить. После получения диплома хочу возобновить это дело. Очень хочу. А ещё хочу позаниматься хореографией.

- Вашей дочке уже 13 лет. Вы хотите, чтобы она тоже стала актрисой?

- Ну конечно! Это та профессия, в которой я могу ей помочь, что-то дать. И я уверена, у нее достаточно таланта, чтобы освоить эту профессию. Я её к этому подвигаю. После школы планируем поступать в театральный ВУЗ. Скорей всего это будет западная Украина, если она согласится. Мне кажется там уровень образования немножко другой.

Беседовал Иван Станиславский.

Комментарии - 0

Наши партнёры
Наши контакты

E-mail: newsmariupol.tv@gmail.com

Связь по телефону

  • +38 (097) 441 16 29
  • +38 (095) 856 74 11