Новостной портал Мариуполя  Логин Логин:......Пароль:...  / Войти ...Регистрация  Напомнить пароль
 Театр    Кино    Литература    Музыка    Искусство  

Новостной сайт Мариуполя

«Не хочу следовать шаблонам, стараюсь искать что-то новое». Интервью с актером мариупольского театра Артуром Войцеховским

4 февраля 2019, 15:35

0
891

Все интересующиеся театральной сценой мариупольцы заметили, что за последние несколько лет наш театр сильно изменился. Изменилось очень многое, начиная от названия  и заканчивая философией существования. Это современные пьесы и проблематика, украинский язык и обращение к национальному литературному и драматургическому наследию. Изменились и лица нашего театра. За этот короткий период на авансцену вышло много новых молодых людей, о которых нам почти ничего не известно. Как вы убедитесь в дальнейшем, их всех объединяет целеустремленность, профессионализм, почти фанатичная преданность и, конечно же, искренняя любовь к своему делу.

Ранее вы могли познакомиться с представителями нашей талантливой театральной молодёжи: Верой Шевцовой, Вадимом Ермишиным и Дарьей Недавней. Герой нашего заключительного интервью молодой актер Артур Войцеховский. Молодой, только в смысле возраста.  За плечами у этого актера уже целых 13 лет в театре и множество разнообразнейших ролей. Самый опытный среди молодых – можно сказать так.

Артур, здравствуйте. Стандартный первый вопрос. Расскажите немного о себе и об истоках первичного интереса к искусству.

- Я - коренной мариуполец. Родился и всю жизнь прожил в этом городе. Ни в каких детских театрах я не участвовал, но так вышло, что с самого детства я связывал свою судьбу с актерством. Виной всему любовь к кинематографу.  Кино ещё лет с пяти-шести стало составлять довольно весомую часть в моей жизни. Помню, как мама забирала меня из детского садика, и пока все дети спали, водила в кино.

- И какие фильмы вы смотрели с мамой, пока остальные дети спали?

- Я очень хорошо запомнил две ленты. Это «Рэмбо» и «Робокоп». Вот вы смотрели эти фильмы?

- Конечно.

- Что там вообще происходило?! Мясо какое-то! Но я благодарен своей маме, что она повела меня на них.

- Неожиданный выбор, как для мамы. То есть первый интерес к актерству у вас возник благодаря кинематографу?

- Да, именно кино влюбило меня во все это. Мне нравилось, что можно придумать и сыграть самому ситуацию, стать кем-то другим, перевоплотиться. Меня это впечатлило.

- Но ведь «Рэмбо» и «Робокоп» скорее, фильмы больше зрелищного, чем актерского плана?

- Что касается «Рэмбо» – да. А вот по «Робокопу» не соглашусь. Там есть довольно интересное развитие персонажа. И сам артист мне очень нравится, я смотрел с ним другие фильмы. Да, он не стал суперзвездой. Но я читал о том, как он готовился к этой роли и это очень серьёзно.  Какая работа была им проделана, чтобы добиться характерной пластики робота. Я считаю, фильм создал некий эталон в жанре.

- А что насчет более серьезного кино?

- Этот период начался, когда у нас появился свой видеомагнитофон.  Лично для меня это было большим событием.  Я смог смотреть фильмы и не зависеть от кинотеатров. Это был 1996 год. Первые впечатления, пожалуй, череда боевиков. Классика жанра - Джеки Чан, Шварценеггер - это мои любимые. А если брать более художественную линию одно из ярких впечатлений - то, что вызвало некий катарсис, это аниме «Призрак в доспехах». Потом период Тарантино. Это была любовь с первого фильма. «Криминальное чтиво» конечно же. А по большому счёту  смотрел все, что попадется под руку. Долгое время мне нравился фильм «Маска» с Джимом Керри. Он долго был в топе моих любимых кинолент. Я смотрел его каждые выходные – раз 15 может быть.

Когда пришло понимание, что вы должны заниматься этим?

- Не знаю. Я уже был в школе. Сложное было время тогда. Мне кажется у нынешней молодежи больше возможностей. Это были 90-е - совершенно иная культура. И некие проявления эстетства в сфере молодежи, тогда как бы, это было несколько конфузно.

- Ну да, для коренного мариупольца, из города стали и бетона, мечтать стать актером, это как-то странно.

- Особенно для мальчика. Все мы были разные, но когда мы собирались в стадо это превращалось в определенный шаблон того времени.  Поэтому те желания, которые у меня возникали, я скрывал в себе. У меня начала зарождаться мечта - заниматься актерством, и она крепла. Я никому этого не говорил ни родителям, ни друзьям. Но такой уж я человек, наверное. Если решаю чем-то заняться, то так или иначе, когда-нибудь я попытаюсь это сделать. Когда я поступил в университет, на этот счет стало несколько проще.

- Какую специальность вы хотели получить, оставаясь в душе актером?

- Я поступил в ПГТУ на специальность «Технология машиностроения». Но не потому, что хотел этого. После окончания школы я с родителями должен был эмигрировать в другую страну. Уже отдал все документы и паспорт. Думал, что уеду. И тут не получается, нужно целый год ждать следующей возможности. Родители мне говорят, что нужно поступать куда-то. Целый год ведь потеряется. А какой смысл? Все равно уезжать ведь. Ну, ладно. Я собирался поступать на психолога в Донецк. Поехать в другой город, а потом на этом плацдарме пробовать приближаться к актерству. Но отец сказал – «Нет. Что это за такая профессия?»  Определились в ПГТУ. В университете я познакомился с ребятами из СТЭМ. Начал с ними общаться влился в компанию, и вот так и понеслось. Там, кстати,  я познакомился с Вадимом Ермишиным.

- Тем не менее, не смотря на то, что ваши родители определили вас в машиностроители, в 19 лет вы пришли на работу в театр. Как они к этому отнеслись?

- Мой папа меня поддержал. Мама пыталась немножко волноваться, но это больше сработали стереотипы. В итоге и она меня поддержала. Это было, конечно, сложное время, театр переживал крутые времена. Когда я пришел, то застал конец какой-то эпохи. Издыхающие девяностые, можно так назвать. Зарплата тогда была смешная. Я поступил во вспомогательный состав на половину ставки и получал 160 гривен в месяц. Это был шок. Но где-то после 2005 года, на мой взгляд, культура в городе начала оживать и это коснулось театра. Сейчас родители ходят на многие мои спектакли, на некоторые даже по нескольку раз. А вообще мне повезло. Я всегда делал то, что мне нравится.

- Какие постановки ваши родители посещают чаще всего?

- Мама и папа много раз были на «Примадоннах» и «За двома зайцями». Это лёгкие позитивные, спектакли-праздники.

- Помните первую свою значительную роль на раннем этапе?

- Это была роль в спектакле Анатолия Николаевича Левченко «Остров сокровищ». Я её очень хорошо запомнил. Две недели как устроился и меня вводят в спектакль, а там уйма хореографии. В каждом акте по три-четыре танца.  Это была маленькая роль с одной фразой, но это был очень срочный ввод. Лишь бы не сбиться, думал я, старался быть в форме. В юности хотелось все хватать на лету. Но нет ничего ужаснее, когда чувствуешь, что из-за тебя все стопорится. Не люблю это ощущение.

- Тут, наверное, вы поняли, что работка в театре ещё та. Не захотелось вернуться к технологии машиностроения?

- Нет, нет. Что вы. Я никогда даже гипотетически не представлял себя «технарем». Да, в театре сперва было сложно. Но все было в удовольствие. Мысль о том, чтобы что-то поменять и не дергалась. Никаких сомнений.

- На сегодня в вашем багаже достаточно много разноплановых ролей. Какие то предпочтения сложились?

 - С течением времени мне стали нравиться персонажи с отрицательной линией. Но чтобы обязательно в нем была какая-то внутренняя борьба. Один из примеров это - «Надходить гроза». Я стал тяготеть к таким вещам очень сильно. Ну и второй момент. Я очень люблю легкий игровой ситуативный жанр. Подобное у нас в театре мелькает, но маловато. Например, как в фильме «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Конфликты преображения. Стала нравиться диалектическая часть в театре.

- Из всего, что вы сыграли на сцене самая значимая для вас роль?

- Тут можно назвать несколько. Первая роль на моем пути, которая во мне все перевернула, заставила запустить мозги на максималку - это роль в «Примадоннах» Добрунова. Я играл Джека, который переодевается в женщину Стефани. Джек был абсолютно не выписан. Кто он и что он? Он якобы из Англии и якобы прагматик. Всё. Не было архетипа характера и это позволило работать свободнее. Приходилось сочинять, чтобы добавить красок и достоверности. И это одна из первых ролей первого плана у меня. Вторая значимая роль - в постановке Добрунова «Театр времен Нерона и Сенеки». Этот опыт я запомню надолго. Это первая моя работа в дуэте, и к тому же с одним из любимейших моих актеров театра - Анатолием Николаевичем Шевченко. В этой постановке много хороших сложностей, с которыми артисту нужно справиться. Испытание в хорошем смысле. Третья роль – это, наверное, «Надходить Гроза». Опять потому что там было много самостоятельной работы.  И ещё одна роль, которая неожиданно стала для меня кризисной. Это Менахем из «Поминальной молитвы». Я долго пытался преодолеть избитый архетип подобного героя. Не хотелось следовать шаблону, старался найти что-то новое. Слава Богу, к премьере нащупал. Этот персонаж тоже не выписан и пришлось собирать его из кусочков, как паззл.

- Одна из последних работ в дуэте с Валерием Ивановичем Сарбеем в спектакле «100 оттенков правды и любви». Как далась для вас работа над этим сложным материалом?

- Постановка проходила практически в абсолютной гармонии. Валерий Иванович также один из любимейших моих артистов нашего театра. Именно он подпитал во мне любовь к стихам. Когда-то давно в ДК «Азовсталь» он читал Бродского, и я впервые его увидел как явление. Меня очень зацепила его манера и подача. Я очень люблю стихи, обожаю. И в этом спектакле была очень благодатная почва. Анатолий Николаевич очень удачно распределил нам роли. Василий Стус, я был очень поражен его творчеством. Его направление оказалось мне очень близким. Стихи как монологи. Конфликт почти в каждой строчке, чуть ли ни во всех стихотворениях - вопрос быть или не быть. Благодаря этой работе я открыл для себя украинскую поэзию. И случилась первая влюбленность в украинского поэта.

- А что, по-вашему, театр должен давать зрителю?

- Воздействие спектаклей на умы - это обязательно должно быть. Не важно, о чем мы говорим. Главное, чтобы это заставило зрителя пережить изменение состояния в себе. Чтобы к нему пришли чувства, о которых, он и не подозревал. Чтобы он стал чуть-чуть не собой. Открыл такого себя, о котором он и не подозревал, вышел из собственного шаблона.

- Есть какая-то роль, которую вы мечтаете сыграть?

- Мне всегда хотелось сыграть немецкого офицера, периода второй мировой войны, в котором поселились очень сильные сомнения в том, что он делает.

- Что-то вроде Оскара Шиндлера из фильма «Список Шиндлера»?

- Да, да. Это очень известный архетип. Мне нравится этот образ. И всегда хотелось поработать в такой атмосфере и характере.  А ещё очень хотелось бы сыграть в пьесе «В ожидании Годо».

- Оказалось что у ваших коллег, с которыми мы общались ранее, не хватает времени на какие-то хобби. Как обстоит с этим дело у вас?

- Хобби у меня есть. Я записываю аудиопрочтение стихов и прозы. Это произведения моих любимых поэтов. Я бы хотел, чтобы они прозвучали в формате аудиоспектакля. Планирую заняться видеографией и соединять это все во что-то вроде клипов. Это в планах. На данный момент я купил микрофон и сооружаю дома что-то вроде студии.

- А как вы представляете себе визуализацию для стихотворения, например Стуса. Это что-то абстрактное или конкретное, ситуация, постановка?

- В моем сознании это проносится как что-то конкретное. Не совсем абстракция, а какая-то динамика, которая выражается в герое, смене кадра. Хочется достичь некой кинематографичности.

Беседовал Иван Станиславский


Оценка: 0    Рейтинг: 0

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.


   Версия для печати  
Отправить другу
 
Письмо редактору





 
Мы на YouTube:
 

Комментарии - 0

Ваш комментарий:
Ваше имя:     Введите код с картинки:



Архив новостей

Мы в соцсетях

Наши контакты

  • E-mail: mail
  • Связь по телефону:
    • +38 (097) 441 16 29
    • +38 (095) 856 74 11

Нам интересно Ваше мнение

Просмотреть все опросы
Александр Лукашенко Александр Лукашенко президент Беларуси

Украинцы никогда для белорусов ни были чужими людьми... Мы родные люди, мы всегда жили вместе на этой территории. Кто нас может разделить? Никто
0000-00-00